Очерки Гурьева городка

(Орфография дореволюционного оригинала заменена современной)
Источник: В.Фосс, “Гурьев-Городок”, 1866 г.
Материал предоставлен В. Запрометовым

Гурьев — Городок

Гурьев. Мазанки

Гурьев. Мазанки

Гурьев – Городок, стоит на правом берегу реки Урала, в 17 верстах от впадения его в Каспийское море. Урал, текущий от города Уральска по общему направлению с Севера на Юг, впадает в море четырьмя устьями: Перетаскиным, Яицким и двумя Золотнинскими. К западу от Гурьева, в 7 верстах, находится морская пристань, называемая Ракушечьею, потому что по ней и по берегам моря много ракуши, то есть мелко искрошенных раковин. Пристань эта служит для нагрузки и выгрузки разных товаров и всех продуктов, привозимых из города Астрахани и вывозимых из Гурьева Городка.
Гурьев находится в расстоянии от ближайших городов: от Уральска 488 вёрст – сухопутно и от Астрахани 350 вёрст – морем.
Городок окружён степью, очень мало возвышающейся над уровнем Каспийского моря. Наибольшее возвышение образует южная его оконечность. На левом берегу реки Урала против самого Гурьева расположен меновой двор, состоящий из старых деревянных амбаров. Лесов в окрестностях Гурьева Городка нет, а имеется в 2 ½ верстах ниже городка, на правом же берегу Урала небольшая насаженная рощица из довольно рослых деревьев Черкотала; по берегам моря растет много камыша, который в Гурьеве заменяет дрова.
Как в Гурьеве, так и в окрестностях его почва солонцовата и иловато-глиниста, к возделыванию мало способна. Климат – континентальный, летом воздух бывает зноен, а зимою нередко сыр. Господствующие ветры: весною юго-восточные и южные; летом западные и отчасти с юга, осенью северные, южного ветра почти не бывает, и зимою почти исключительно восточные. Дожди, в Гурьеве выпадают чрезвычайно редко. Продолжительность времён года: весна начинается с Марта месяца, лето с Мая, осень с половины Сентября и зима с Ноября месяца. Наибольший жар в Гурьеве доходит по термометру Реомюра в тени до +34½°, преимущественно в Июле, при безветрии или маловетрии, что производит иногда болезни. Высшая степень холода доходит до – 33° по Реомюру, в начале Января. Средняя — же годовая температура более +6½° по Реомюру. В Гурьеве очень хорошо вызревает виноград, годный даже на выделку вина, но по случаю внезапных, хотя и кратковременных, морозов он требует на зиму укрышки. Сведения о температуре в разное время года, а также и о ветрах в Гурьеве взяты из ученых наблюдений.
Гурьев занимает в длину пространства 1½ версты и в ширину ½ версты. Вид городка невзрачный; постройка домов в Гурьеве плохая; есть дома каменные, деревянные и сырцовые, т. е. из воздушного кирпича. Сырцовый кирпич делают здесь из земли с песком и даже отчасти с навозом; сырцовые дома малого размера: крыша на них плоские, окна малые; дома эти часто бывают обмазаны глиною и выбелены. При таких домах заборы большею частию из камыша, а ворота плетеные из таловых прутьев. Деревянные дома имеют балконы во двор и часто на улицу, большею частию они не обшиты тёсом и не оштукатуренные; крыши на некоторых — крашенные, а иные дома под камышовыми крышами. При каждом доме имеется два двора, и особая сырцовая кладовая с дверью на улицу, в этих кладовых обыкновенно хранится мука, предназначенная к продаж. Почти при каждом дом во двор имеются высокие сушильни, выстроенные из длинных и высоких шестов с поперечинами. На этих сушильнях Гурьевские казаки, после морских рыболовств, сушат сети и аханы. Часто стоят во дворах высокие мачты с флагами для узнавания направления ветра.
Жители в Гурьев Городке: Уральские казаки — рыболовы, а иногородые – торговцы, которые беспрестанно ездят в Каспийское море. Казаки весною осенью и зимою отправляются на рыболовство, а иногородые люди, преимущественно торговцы, отправляются в море для покупки: рыбы, клею и икры.
Вообще Гурьевские жители беспрестанно ездят на косовых лодках и солмовках в Астрахань, во все навигационное время, для покупки там разных товаров и продуктов, а по большей части хлеба. В косовую лодку помещается от 200 до 350 кулей муки по 7 пуд каждый куль, а в солмовку от 50 до 80 кулей, по 7 пуд каждый куль.
Дома как я уже сказал в Гурьев деревянные плохой постройки, старые; от старости получили цвет серый; маленькие сырцовые дома с плоскими крышами камышовыми заборами и плетнёвыми воротами, засоренные улицы, виднеющиеся высокие сушильни и мачты с флагами, — всё это человеку вновь приезжему в Гурьев, сильно бросается в глаза, в особенности, когда казаки после морских рыболовств развесят сушить сети и аханы.

Извозчики-киргизы в ожидании высадки пассажиров

Извозчики-киргизы в ожидании высадки пассажиров

Церковь в Гурьев одна – единоверческая, Собор св. Николая Чудотворца, каменный семиглавый с колокольнею и каменною оградою, вокруг этой ограды стоят чугунные пушки. Есть и одна деревянная мечеть. Казённых зданий 8, а именно: 1, квартира Начальника Гурьева Городка — деревянный одноэтажный дом с мезонином и балконом на улицу; 2, Канцелярия Начальника городка – деревянный дом; 3, Гауптвахта и при ней острог – деревянные; 4, Пожарная каланча и при ней сарай с пожарными экипажами – деревянные; 5, сырцовый сарай занятый пожарными экипажами и трубами; 6, три хлебных магазина из них два деревянных и один сырцовый; 7, больница и аптека — деревянный дом одноэтажный с мезонином и балконом на улицу и 8, Гурьевская народная школа — каменный дом одноэтажный с мезонином и балконом на улицу; при этой школ есть небольшая библиотека. Все эти казенные здания, в том числе и мечеть, находятся на набережной реки Урала.

Гурьев-городок в историческом отношении

Уральский казак Железнов описывает историю городка следующим образом: “Теперь Гурьев–Городок – без всяких укреплений, но в старину он был окружён сперва каменною с башнями стеною, а потом, когда стена пришла в разрушение — высоким и частым палисадом. По четырём углам этого палисада возвышались каменные барбеты или фланги (по крайней мере их так называли казаки) вооружённые чугунными пушками и мортирами. В стене, а потом в палисаде было четверо ворот; из которых одни обращенные к берегу Урала, назывались Спасскими. Теперь от всего этого почти и признаков не осталось, исключая небольшой валообразной возвышенности, огибающей квадратом один квартал города с площадью — где был старый городок, да десятка полтора ржавеющих чугунных пушек. Настоящее свое название Гурьев Городок получил от основателя своего – рыбопромышленника, русского купца Михаила Гурьева; но в старину вплоть до XVIII столетия, он именовался Яицким городком или городком на устье реки Яика, а иногда и каменным городком. Построение этого городка относится к первой половине XVII века (между 1640 и 1645 г). До 1753 года Гурьев городок состоял в ведении Астраханской губернии, а в том году он перешёл в состав Оренбургской, именно в ведомство Уральских казаков. С этого времени и стали в нём селиться Уральцы; а дотоле они имели тут временное пребывание, посылаясь по наряду от войска в помощь тамошнему гарнизону, состоявшему из регулярных солдат.
Гурьев городок имеет важное значение в быту Уральцев. Вот именно почему. До поступления его в ведомство Оренбургской губернии, при нём в самых устьях Урала были казённые рыбные промыслы содержавшиеся на откуп у частных Астраханских промышленников. Промышленники делали поперёк всей реки из брёвен перебои или так называемые учуги, и тем заграждали вход рыбы из моря в Урал. Из за этого у казаков с Астраханцами возникали частые и большие споры, весьма затруднявшие начальство в разбирательстве. Наконец по просьбе казаков и по ходатайству Оренбургского Губернатора Неплюева, право содержания учугов было передано от Правительствующего сената, на вечные времена Уральцам, со взысканием с них каждогодно, в пользу казны той суммы, какую платили Астраханцы (4692 руб. 69 к. ас.). Это было между 1742 и 1752 годами. Впоследствии времени казаки перенесли учуг к городу Уральску.

Город Гурьев в начале XX века

Город Гурьев в начале XX века

До 1775 года река Урал называлась Яиком, а Уральские казаки – Яицкими казаками.
Всех жителей в Гурьев городке состоит 2880 обоего пола: из них: казачьего сословия 2480 человек обоего пола, иногородных русских 250 обоего пола и татар 150 человек обоего пола, почти все иногородние – торговцы. Из числа 2480 человек казачьего сословия одни принадлежат к единоверческой церкви, другие к старообрядческой, каковой в Гурьеве в настоящее время нет, и третьи – к безпоповщинской секте. Из числа 250 человек иногородных русских – староверов немного; – татары исповедуют магометанскую веру. Гурьевские староверы, хотя в церковь не ходят, но за то дома примерно исполняют христианский долг. Посты казаки и иногородние исполняют весьма строго, в особенности в отношении пищи. Табак казаки вовсе не курят и считают его много раз проклятым; работников киргизов считают погаными, кормят их из особой деревянной посуды. Гурьевские казаки ведут жизнь весьма деятельную, постоянно находятся в трудах, свободного времени имеют они немного, дома бывают отрывками.
Казаки, находящиеся при исполнении, носят следующую форму: казакин синего сукна с малиновыми погонами и малиновым шарфом, шаровары синие с малиновым лампасом, шашку через плечо на чёрном ремне, а у офицеров на серебряном ремне, попах бараний чёрный с малиновой выпушкою. Когда казаки на лошадях то при них бывает пика и за спиной ружьё; урядникам пик не полагается. Форменная одежда, оружие и лошадь у каждого казака собственные. Но в таком облачении казаков в Гурьев видно не часто, а именно: на смотрах и в большие праздники: в прочее время они носят полуформенное платье, а летом, по случаю больших жаров, носят вместо казакина рубашки и кителя, не только дома, но и на служб.
Форменные фуражки с козырьком носят почти все казаки, даже при штатском платье и при халате. Казаки не находящиеся при исполнении службы, а также и отставные носят халаты: шёлковые, шерстяные и бумажные, не только дома, на улице, но даже иногда в праздничные дни некоторые казаки в халатах являются в церковь; достаточные казаки (не говоря уже про богатых) носят обыкновенное партикулярное платье: суконное, триковое и драповое. Бороды носят все казаки без исключения, т. е. служащие и не служащие; офицеры и иногородные чиновники, бород не носят.
В Гурьев казачки носят старинные сарафаны: штофные и шелковые, обшитые с верху до низу широкими серебренными – белыми и жёлтыми – галунами в два ряда и меж ними нашиты в длину сарафана бронзовые пуговки.
Рукава у сарафана, длинные во всю руку кисейные цветные и шёлковые, обшитые кругом около плеч серебренным галуном. Молодые казачки носят сарафаны ярких цветов, а старухи казачки носят сарафаны тёмных цветов, чаще всего чёрные, галунное украшение на сарафанах всегда бывает. На голов он носят платки и косынки светлые и тёмные. Многие молодые казачки оставляют сарафаны и начинают носить платья; эта мода перенимается от иногородных; чиновные казачки сарафанов вовсе не носят.
Замечательны некоторые обычаи, предрассудки и провинциализмы в разговорах, употребляемые исключительно простолюдинами – казаками и многими иногородными, которые долго живут в Гурьеве. Так например при встрече на улиц казака с казаком, или иногороднего с иногородным, они здоровываются, заводят меж собой разговор и когда они приходят домой, то опять здороваются и продолжают разговор. Когда через перекрёсток улицы переходит женщина, а мужчина переходит улицу с бокового перекрёстка, то женщина замедляет свой путь или вовсе останавливается и ждет, чтобы мужчина прежде ее прошел, или наоборот, если мужчина переходит перекресток улиц, а женщина идет по средин улиц или с бокового перекрестка, то она замедляет свой пут, или вовсе останавливается и тем даёт дорогу пройти мужчин, а сама проходит после него. Если кто приходит в дом к семейному казаку и если в комнате этой находится жена казака, или вообще кто из женщин, то она поспешно уходит в другую комнату, а пришедший гость беседует с одним хозяином, и вообще мужчины в кругу женщин редко участвуют, а женщины составляя свой круг, почти вовсе не участвуют в кругу мужчин. Казаки не имеют знакомства с посторонними людьми, для них чужих, а у каждого есть много родственников — близких и дальних, как со стороны мужа так и со стороны жены. Когда главный член семейства – муж бывает в отлучке из Гурьева, а жена его остаётся дома, и если только она не старуха то, всегда при ней находится компаньонка, почтенная старушка – у казаков казачка, а у иногородных иногородняя женщина. Если случится кому-нибудь придти в о дин из таких домов за делом, то сплошь и рядом бывает так, что даже дверь не отворят, а только спросят кто и зачем? В заключении сего удовлетворят обычным ответом сквозь дверь, хозяин в Астрахань ухал. Иногда же отворят немного дверь, но не дождутся чтоб человеку объяснить свое дело, а скоре захлопнут, будто боятся каждого. Этот странный этикет ведется не только у простолюдинов, но даже и у некоторых благородных людей.
Посуду с водой всегда покрывают чем-нибудь – салфеткой или дощечкой, и не только ту, которая стоит на двор или в кухне, но даже и ту, которая находится в комнате, хоть на короткое время, и не для того бы вода не засорялась, а собственно потому, что, как говорят казаки и казачки, погрешно пить воду из той посуды, которая была ничем не покрыта. Человеку мало знакомому не дозволят черпать воду из своей кадки для питья, а непременно кто-нибудь из хозяев дома или прислуга, русская женщина, подадут незнакомцу воду для питья. Это делается для того, чтоб не незнакомец не опоганил в таком доме воды. Вообще говоря, человек мало знакомый с Гурьевскими жителями, в особенности староверами, должен быть весьма осторожен в отношении питья воды из хозяйской посуды без спроса, а в курении табаку еще более; в противном случае можно иметь много неприятностей от таких людей, не понимая даже часто за что.


В Гурьеве разговорном язык много в употреблении особенных слов и фраз, составляющих провинциализм Гурьевцев; так например, вместо того чтобы сказать неужели это так было? говорят Вы что говорите? вместо ничего нет — духу нет, вместо на днях или недавно — васейка, вместо хорошо – гожо, вместо да — нешто, вместо целковый — монета, вместо точно – ровно, вместо хлопотать — хороводиться, вместо кинул — лукнул, вмсто кричал — зивал. И много тому подобного.
Управление в Гурьев городке состоит в зависимости Наказного Атамана Уральского казачьего Войска и Уральской Войсковой Канцелярии, которая назначает в Гурьев Начальниками казачьих офицеров на три года по очереди, а именно: Начальника Гурьева городка, Городничего, Следователя по судебным делам, 2-х гранных офицеров для охраны казачьих вод от тайных рыболовств, Комиссионера для надзора за казённым хлебом, Начальников на каждое рыболовство в мор порядком рыболовства, 2-х учителей для Гурьевской народной школы и 2-х торговых депутатов из среды казаков. Значение этих должностей по чинам и обязанностям следующие: Начальник Гурьева городка, военный штаб-офицер, обязанность его состоит в заботливости о благосостоянии жителей и о порядке в городе; Городничий, военный обер-офицер, заведует в городе полицейскою частью; Следователь, военный обер-офицер, заведует в городе судебною частью, 2 гранные или маячные Начальника, оба военные обер-офицера, заботятся исключительно об охранении реки Урала и северной части Каспийского моря от тайных рыбопромышленников; при них состоит команда казаков, 3 судна и при самых устьев Урала пикет. Маячные или гранныя суда часто разъезжают в близи устьев Урала во все навигационное время, т. е. с конца Марта, или начала Апреля, до половины Октября. Комиссионер – военный обер-офицер – наблюдает за приемом и отпуском казенного хлеба для казаков, отправляющихся в поход, а также для продажи бедным казакам по умеренной цене. Начальники над рыболовствами назначаются в Гурьеве до начала морских рыболовств, весною, осенью и зимою; на каждом рыболовстве в море бывают два Начальника, оба военные штаб-офицера, и при них два помощника, оба обер-офицера, должность их состоит в наблюдении за порядком производства рыболовства.
Учитель в Гурьевской народной школе – юнкер на правах офицера, и при нем есть помощник учителя – урядник; 2 торговых депутата , назначаемые из среды казаков, наблюдают за правильностью торговли и один из них заведует гражданскими делами.

Гурьев. Собор Николая Чудотворца

Гурьев. Собор Николая Чудотворца

В Гурьев инвалидной команды из солдат нет, а вместо ее имеется линейная команда Уральских казаков, состоящая из 200 человек, казаков же. Команды эти подчиняются Начальнику Гурьева городка и Начальнику линейной и пожарной команд. Форменная одежда, вооружение и лошадь у каждого казака собственные; — пожарные же экипажи и трубы – казенные войсковые. Служебные обязанности этих команд следующие: пожарные казаки находятся поочередно на часах при пожарных экипажах, трубах и лошадях; линейные же казаки поочередно занимают караул на гауптвахт, занимают посты в пикетах, находящихся вблизи устьев Урала и прибрежья Каспийского моря, для охранения казачьих вод от тайных рыболовств; отправляют почтовую гоньбу и служат вестовыми у Начальников.
Гурьевские казаки служат в Гурьевских – линейной и пожарной командах по 1 году (кроме Гурьевских казаков служат в линейной и пожарной командах форпостные казаки). Каждый год бывает требование казаков на действительную службу: в линейную и пожарные команды на год, в степные укрепления на 2 года и в Казань на 2 года (а в военное время требуют казаков в полки). Требование казаков на службу объявляется в город Уральске Войсковою Канцеляриею, в Марте месяце, но не так как в прочих казачьих войсках по очереди; очередь у Уральских казаков хотя существует, но при этом дозволяется не желающим служить нанимать за себя другого казака; обыкновенно большая часть казаков, которые имеют средства, сами нейдут на службу, а вместо себя нанимают по добровольному согласию других казаков за наемную плату. Служба казакам считается с 18-тилтнего возраста, срок же службы двадцатипятилетний; действительную службу несут не все казаки, а сколько их потребует надобность. Если например, требуют на действительную службу четвертую часть всех считающихся служащими, то трое из них нанимают четвертого по вольным ценам. Таким образом один исполняет служебную повинность натурой и за то получает деньги с трех оставшихся, а эти оставшиеся несут свою службу деньгами и за это пользуются выгодами от рыболовства.
Цены за наем казаков на действительную службу следующие: за наем одного казака в линейную команду платится тремя казаками от 30 до 32 рублей в год; в пожарную команду за наем одного казака платится столько же; в степные укрепления за наем одного казака на 2 года платится от 200 до 300рублей за 2 года; в Казань за одного казака на 2 года платится от 250 до 300 рублей; в военное время в полки для походов против неприятеля платится за наем одного до 400 рублей. Казаки. Которые не имеют средств для того, чтобы за себя нанимать других на службу, обязаны сами идти, когда их требуют. Казаки, которые нанимают за себя других, платят за наем деньги, не казаку который нанялся, а в Войсковую Канцелярию, которая в получении наемных денег выдает квитанцию и за тем сама канцелярия выдает деньги казакам, которые наняты и которые поступили на службу.
Деньги за наем казаков в полки отдаются прямо самим наемщикам.

 Яицкое казачье войско

Яицкое казачье войско

Все те казаки, которые за себя нанимают других, а сами не несут никакой службы, считаются городскими казаками и служба им считается действительною, хотя сами они не служат. Городские казаки занимаются хозяйством, а именно: рыболовством, боем тюленей, хлебною торговлею, скотоводством и торговлей фруктами.
У каждого казака особой земли нет, но каждый имеет право косить сено на лугах, где угодно, т.е. вблизи ли Гурьева или вблизи которого-нибудь форпоста или крепости; косить он может столько, сколько требует его надобность. Дозволяется казакам нанимать для скошения иногородых работников; в первые 10 дней сенокошения, у казака и у урядника может быть 3 работника, у обер-офицера 6 и у штаб-офицера 10 работников. По прошествии 10 дней число работников может быт у всех произвольное. Сенокошение производится с дозволения Войскового Начальства; обыкновенно оно начинается с 1-х чисел Августа и производится до конца этого месяца. Во время сенокошения Гурьев значительно пустеет, потому что большинство жителей находится в степи на сенокос.
Полей около Гурьева казаки не возделывают и хлеб не засевают, потому что почва солонцевато-иловато-глинистая, требующая хорошего удобрения.
Почва до того содержит в себе много солонца, что иногда после дождя выступает из земли соль

Уральские казаки (вторая половина XIX века)

Уральские казаки (вторая половина XIX века)

Огороды овощные, фруктовые сады и бахчи Гурьевские казаки имеют по обеим сторонам реки Урала. Земля в них достаточно выщелочилась посредством хорошего унаваживания и так как дожди в Гурьеве редки, то для этого в садах устроены на самом берегу Урала чихири, т.е. деревянные водокачки, которые посредством большого деревянного колеса, при помощи лошади и работника киргиза, накачивается вода из реки для всего сада. Для чего в саду устроены деревянные желоба, проведенные около растений. Вода накачиваемая чихирем, тотчас течет по желобам и таким образом, в короткое время все фруктовые растения снабжены водою. Постройка чихиря обходится в 200 рублей серебром. В садах растут следующие фрукты: яблони, виноград – белый, и синий, вишня, слива – белая и черная, смородина, арбузы, дыни и тыквы.

Самый богатый промысел у Уральских казаков есть рыболовство, которых бывает три в реке Урал и три в Каспийском море. Каждое рыболовство, производится в известное время года: 1) Весеннее –Курхайское рыболовство в Каспийском море, производится с 1х чисел Апреля до 20 Мая; 2) Весеннее – севрюжье рыболовство в реке Урал; оно производится с 1-х чисел Апреля по 1-ое число Июля; 3) Осеннее — жаркое рыболовство в море, производится с половины Августа до половины Октября; 4) Осеннее плавное рыболовство, в реке Урал, производится с половины Сентября по 1-е число Ноября; 5) Зимнее неводное рыболовство, в реке Урал, производится с половины Декабря до половины Января и 6) Зимнее Аханное (ахан значит сеть) производится в Каспийском море с 1 января по 1 Марта.
Аханное рыболовство в море считается у Гурьевских казаков самым прибыльным; Гурьевские казаки производят рыболовство в море, в р. Урал же на рыболовстве участвует малое число.
На каждое рыболовство Наказной Атаман назначает по очереди Начальника — офицера, должность которого состоит в наблюдении за порядком рыболовства. Над рыболовством в р. Урал, бывает 1 Начальник и над рыболовством в море бывает 2 Начальника — штаб – офицера, 2 помощника – оба обер-офицера.

1. Весенне курхайное рыболовство в море.

Весеннее курхайное рыболовство, или сокращенно весенний Курхай, производится в Каспийском море со вскрытием льда; обыкновенно оно начинается с 1-х чисел Апреля и продолжается до 20 Мая.
На этом рыболовстве ловится всякого сорта красная рыба, преимущественно севрюга. Сети употребляются для лова так называемые Курхайские. Это обыкновенные ставные сети от 10 до 12 сажен длиною. В ширину имеют он от 14 до 18 ячей. т. е. петель. На нижней подборе т.е. веревке он грузил не имеют, на верхней же есть поплавки. Называемые балберами, если они сделаны из кожи или дерева, и кугами, если это пучки чакана. Эти балберы или куга называются навязываются на расстоянии сажени одна от другой.
Приухи каждой стороны привязываются к кольям, которые вколачиваются в дно морское. Из судов употребляются на Курхайском лове косовые лодки, палубные, полупалубные и подрасшевные лодки, для переборки же сетей – простые бударки, т.е. челноки.
На Курхайном рыболовстве могут участвовать все казаки — служащие, отставные и малолетние; малолетними называются казачьи дети от 15 до 18-летнего возраста, не состоящие на службе, но несущие повинности. Не имеют права участвовать в рыболовстве: 1) иногородные люди и 2) все казаки, находящиеся на действительной службе, а также вдовы и малолетки, не несущие еще повинностей, т.е. не имеющие еще 12 лет от роду.
В этом лове, как и в других прочих морских, каждый имеет право держать сколько ему надобно работников, из казаков ли, или из иногородних и киргиз.
Для надзора за Курхайским рыболовством назначаются два Начальника, так называемые рыболовные атаманы, под наблюдением которых устраиваются две баконные линии, посредством кольев, вбитых в дно на расстоянии от 25 до 50 сажен один от другого и собираемых по 2 с каждой имеющей участвовать в рыболовстве лодке или бударки.
Линии на большой глубине обозначаются плавучими знаками, собираемых с тех которые пожелают там рыболовствовать. Первая линия бьется в море в правую сторону от устьев реки Урала и вторая в левую сторону от устьев реки Урал в глубь моря.
Эти линии называются первыми и вторыми участками баканов и на каждой из них назначается по участному начальнику.
До начала Курхайского рыболовства, все казаки, желающие участвовать в нем, записываются, по своему выбору, в одному из двух участников в список у Начальника над Курхайским рыболовством, и каждый записавшийся казак имеет право на выставку известного числа сетей, соответственно своему чину, в той баконной линии, в которой он приписался. Отставные казаки и малолетние несущие повинности, имеют право на 9 сток, служащие казаки и урядники на 15, обер-офицер на 21. Войсковые старшины и подполковники на 27, полковники на 33 и генералы на 48.
Казаки, сверх распределения своего на две части по участкам, в каждом участке соединяются между собой в артели. Кто впрочем не пожелал бы присоединится к какой-нибудь артели, может оставаться и сам по себе. Число лиц составляющих одну артель, ограниченно так, чтобы в совокупности они имели право выставить не более 100 сетей.
За несколько дней до начала рыболовства Начальник оного делает на гауптвахте перекличку всем записавшимся казакам и кто на перекличку не явился. Тот в этом рыболовстве не имеет права участвовать и должен ждать следующего рыболовства. На перекличке Начальник выкрикивает имена и фамилии казаков, номера жеребьевки и частей их. Это делается так: кладут в чашку бумажные свернутые билеты с именами представителей артелей, а в другую чашку кладут билет с номерами. Билеты вынимаются первым встречным мальчиком или казаком. После этого каждая артель выставляет свои сети порядке доставшимся им номером, так что первый есть ближайший к берегу, начиная с глубины ¾ или 1-го аршина. Жеребья называются полными, если достанутся полным артелям, т.е. состоящим из числа казаков, имеющих в совокупности право на выставку ста сетей, неполными если достанутся неполным артелям. Одиночными — если их получат казаки, не приписавшиеся ни к одной артели. Начальник каждого участка имеет право на выставку в баканных линиях 80 сетей. А помощники их 40. Места для этих сетей назначаются не по жеребью, а выбираются ими где они пожелают. Лучшими местами считаются ближайшие к берегу, как потому что для лова на малой глубине не нужно иметь больших и очень исправных лодок, следовательно меньше издержек.

Число хороших номеров выходит больше или меньше, смотря потому, выпадает на большинство первых номеров на долю полных артелей, неполных или одиночных казаков , так что например тридцатые номера могут считаться иногда принадлежащими еще к хорошим номерам, иногда же к очень посредственным.
Рыболовные атаманы и их помощники выбирают для себя места, признанные долговременным опытом за самые лучшая; по этому места эти постоянны и слывут между казаками под именем Атаманских мест. Сверх того атаманы и помощники их сохраняют право и на то число сетей, которые им следует по чину, но для них не могут уже выбирать места, а должны выставлять через своих работников там, где придется по жребию тем артелям, к которым они приписались.
Некоторые артели, истинно товарищеские, составляются для взаимной выгоды участников вследствие различных соображений, как например потому, что несколько казаков имеют одну общую кусовую лодку или потому, что не имеющий своей лодки приписываются к имеющим, уступая за то лишнюю долю в предполагаемой добыче и т. п. Другие же артели составляются богатыми казаками для того, чтобы под видом их занять своими сетями как можно больше пространства. Они нанимают к себе в работники бедных казаков, составляя с ними как бы товарищество, в котором однако в сущности один – полновластный хозяин, прочие же лишь работники, получающие уговорную плату и уже не имеющие права на участие в улове., или они скупают у казаков могущих по праву участвовать в лов, но не желающих этого.
Казаки бывшие у Начальника Курхайскаго рыболовства на перекличке и получившие жеребья, могут отправляться в море на промысел в жеребьевые участки или в вольные воды (т.е. в промежутки между баконных линий), но не прежде как с дозволения Начальника. Казаки выезжают из Гурьева на рыболовство в море, в назначенный Начальником день, каждый казак выезжает из своего двора в телеге в одну лошадь, семейство его — жена и дети садятся тоже с ним идут на Ракушечью пристань, отстоящую от Гурьева на 7 верст к западу, по приезде на пристань, они прощаются с своими родными и расстаются. Каждый казак входит в лодку со своею артелью и пускается в открытое в открытое море. Морские суда заблаговременно исправлены и снабжены всем нужным как то: сетями, баграми, ножами, веревками, солью, съестными припасами и вином; у некоторых промышленников вино составляет чуть ли не главную заботу.
Когда проведены в море в правую и левую стороны от устьев Урала баконные жеребьевые участки, казаки немедля становятся на свои места, доставшиеся по жеребьевке и рыболовство начато.

Приготовление икры

Приготовление икры

Выставка сетей производится следующим образом: каждый выставляет свои – в три линии, т.е. по трети всего числа, на которое имеет право, в линию. По этому ни одна артель не может выставить боле 33 1/3 сетей в линию, или как сказано в выдаваемой ежегодно рыболовным атаманом инструкцией, боле 450 сажен по бакону. (сети, 33 1/3 по 12½ каждая с приухами, составляют 416 сажень, следовательно, 33 сажени, или по сажени на сеть, полагается на промежутки между сетями, ибо одна сет не должна быть счаливаема с другою, чтобы не составилось таким образом непрерывной стены, сквозь которую уже никакая рыба не могла бы проскользнуть к ловящим за баконами).
Первая линия, называется лицевою, обращена следовательно к устьям Урала, а вторая параллельно. Расстояние между линиями не определено в точности, но должно быть таково, чтобы в этих промежутках свободно можно было ездить и поворачиваться на лодках. Вторая линия по возможности выравнивается, чтобы не было в ней уступов, т.е. стараются, чтобы расстояние между обоими линиями у всех ловцов было одинаково. Может случиться, при большом числе участников в лове действительно случается, что нескольким артелям, получивших последние номера, не достает уже места в боканных линиях, тогда они выставляют свои сети в так называемых вольных водах, т.е. в промежутках между баканными линиями первого и второго участков. В вольных водах число сетей и расстановка их представляется совершенно на произвол ловцов, от чего и название водных вод. Сюда же идут и те, которые хотя и получили места в баконных линиях, но уже на большой глубине для лова на которой не имеют пригодных лодок.
Хороший лов на весеннем Курха, по замечанию казаков, продолжается до 1-х чисел Мая; вообще же успех его зависит от господства во время его юго-западных ветров, которые нагоняют рыбу. При выгонных ветрах уловов не бывает почти вовсе. Таков преимущественно NW, которого особенно не жалуют казаки, тем более, что он чаще других ветров усиливается до степени бурь, которыми не только уносятся сети, но срываются сами лодки с якорей.
На Курхайском лов солится рыба и приготовляются из нее припасы: паюсная икра, клей и вязига на судах, и время от времени свозятся для склада или для продажи на берег не иначе, как на Ракушечью пристань, куда должны следовать и откуда возвращаться морем, а не в Уралом, чтобы движением судов не мешать ходу рыбы в реку.
Отлучки с Курхайскаго рыболовства на Ракушечью пристань допускаются не иначе. Как по билетам, в которых означается количество везомой рыбы, икры, и вязиги, для предъявления на Ракушечьем посту. Это делается с тою целью, что бы промышленники не могли выставлять сетей в запрещенном пространстве против устьев Урала.
С 20 Апреля до 20 Мая, казаки приезжают с моря на Ракушечью пристань. Здесь они выгружают с судов соленую рыбу, паюсную икру, клей и вязигу, с уплатою соляной застав акцизной пошлины с каждого пуда соленой рыбы по 20 копеек и с каждого пуда икры по 1 рублю серебром, с вязиги и клея акцизная пошлина не взимается. Акцизная пошлина с рыбы и икры поступает в войсковой доход. Пристань в это время обращается в базар, где иногородцы торговцы и торговые казаки скупают рыбу и ее продукты и везут для продажи в города: Уральск — сухопутно, и в Астрахань — морем. Цены на рыбу на весеннем Курха бывают следующие: севрюга от 80 копеек до 1 рубля 36 копеек за пуд, икра от 7 рублей до 13 рублей за пуд, клей по 2руля за фунт, в сухом состоянии, и вязига от 25 до 30 копеек за фунт.
Во время рыбной торговли на Ракушечьей пристани, с 19 или 20 Апреля, открываются на пристани временные питейные заведения, как то: трактиры, ренсковые погреба. Без распивочной продажи, и временные выставки с продажею хлебного вина — распивочно и навынос; заведения эти, за исключением трактиров, существуют до 20 или 21 Мая, т.е. до конца Курхайского рыболовства, трактиры же с питейною продажею существуют на пристани круглый год.
Есть многие казаки, которые по приезд с курхайскаго рыболовства и привезши с собою рыбу, стараются скорее ее продать покупателю за наличные и получивши деньги, казак домой в Гурьев к родным не торопиться, а спешит в Трактирное заведение, там он пьет вино живет несколько дней сряду, иногда даже неделю и больше, тогда только он подумает о доме и о семействе, когда у него останется ограниченное число денег или тогда когда родные его приедут из Гурьева на пристань за ним.

2.Весенне севрюжье рыболовство в реке Урал.

Гурьев. Во время «плавни» на Урале

Гурьев. Во время «плавни» на Урале

Весеннее севрюжье рыболовство, или севрюжья плавня, начинается со вскрытием Урала, что среднем числом случается, около города Уральска, в 1-х числах Апреля, обыкновенно от самого города и производится по всему Уралу и в море против Уральских устьев, где и оканчивается в начале Июня. Сети на этом употребляются следующие:
1) Севрюжья плавная сеть имеет 32 сажени в длину с приухами, не более как в ½ аршина, и состоит из двух полотен: переднего, называемого ряжем, имеющего в ширину от 8 до 11 ячей, по 4 ¼ вершка в лопатке и с огнивом в три ячеи, ширина ее от 3 до 4 аршин. Поплавки и грузила расположены на подборах через две ячеи на третьей переднего полотна.
2) Ярыга, она имеет только 7 сажень в длину и устроена следующим образом: весьма широкое полотнище сложено по длине вдвое т, начиная с перегиба, сшито по краям. Но не до конца. Таким образом большая часть сети образует глухой мешок, свободные же, несшитые по краям, концы ее — два крыла: верхнее и нижнее.
3) Невод, он имеет в длину от 120 до 200 сажен и в ширину от 4 до 6 сажен. Ячеи его в 1 1/8 вершка в лопатке, с огнивом в три ячеи. Оба крыла его совершенно одинаковы и ровной длины. Невод употребляется казаками после прохода войска на том пространств, где оно ловило рыбу плавными сетями и ярыгами.
На весеннем севрюжьем рыболовстве участвуют все желающие Уральские казаки, плывут они в бударках (т.е. легких длинных лодках) до устьев Урала и до берегов моря, в каждой бударке находятся 2 или 3 казака. Во время этого рыболовства, обхватывающего значительную часть Урала, рыболовствующее войско, или так называемая громада, должна двигаться все вместе и правильно. Для этого назначаются границы называемые рубежами, означающая место до которого можно плавать, и за которое можно переходить не иначе, как уже на другой день. На другой день начинается лов с этого рубежа и идет до следующего; таким образом от рубежа к рубежу проходят весь Урал. Всех рубежей от Уральска до берегов моря считается 20. Лов начинается не ранее солнечного восхода или по крайней мере совершенного рассвета. У рубежа, при котором дневной лов должен окончиться, прежде нежели плавающее войско успеет его достигнуть ставится кибитка Начальника. По окончании ежедневного лова до заката солнца, все лодки вытаскиваются на берег, дабы ни кто не мог тайно ловить ночью.
Дневок на этом рыболовстве нет.
Отдыхи бывают в праздники, а также и тогда, когда противные ветра. Когда войско приближается к Индерскому озеру, что около Горской крепости, то дается время, нужное для добычи из него соли.
Начальнику над севрюжьем рыболовством, не окончившая ежедневного лова, полагается 6 плавок по проплавленному уже пространству, без захвата следующего рубежа; но они не должны продолжаться более часа. Для этого складывают в пользу его 6 бударок по 1 разу. В остальное время запрещается Начальнику ловить для себя.
По приплытии севрюжников к Гурьеву, тут под Гурьевом они останавливаются, производят рыболовство плавными сетями, ярыгами неводами; через день бывают дневки и рыболовство не производится; во время дневок пойманную рыбу продают. Потом приплывают они в Гурьев, что бывает в конце Мая, здесь они стоят несколько дней, во время дневок продают рыбу: за тем проплывают до устьев Урала, а иные до берегов моря, там оканчивают рыболовство, бударки и сети вытаскивают из воды, кладут в телеги, рыбу солят и укладывают; таким образом они возвращаются домой сухопутно на длинных дрогах, называемых здесь адрами, которые во все время рыболовства за ними следовали.
Цена определяется рыбе на счет и на вес. Икру оценивают отдельно, на взгляд, и продают сырьем, т.е. как она в рыбе. Дают до 1 рубля 50 копеек за право выпороть икру из севрюги, после чего мясо продают другому. Средняя цена севрюги на этом рыболовстве – от 30 до 40коп. и икра — от 8 до 10 рублей за пуд – сырьем.

3. Осенне — жаркое рыболовство, в море.

Осенне-жаркое рыболовство в Каспийском мор производится с половины Августа и продолжается до половины Октября; оно производится таким же порядком, как весною Курхайское рыболовство; разница в том, что на жаркое осеннее рыболовство казаков отправляется значительно меньше, против весеннего Курхайскаго; при том же в осеннее время в море встречается полоса зеленой слизистой воды, которую казаки называют чумою. Вода в это вредна для сетей; сети, попавшие в подобную воду, гниют и бывают ни к чему не годны.
На жарком рыболовств ловится та же рыба, что и весною на Курха, цены на нее те же. Пойманную рыбу казаки солят на судах, привозят ее с моря на Ракушечью пристань, уплачивая за соленую рыбу и икру акцизную пошлину; здесь покупают ее иногородые торговцы и торговые казаки и везут для продажи в Уральск сухопутно и в Астрахань морем
Пристань опять оживляется так же как и весною, привоз разных товаров из Астрахани бывает велик; Гурьевские иногородные торговцы возвращаются с Нижегородской ярмарки, вообще все те Гурьевские жители, которые уезжали из Гурьева весною и летом, осенью бывают в Гурьеве с привезенным для продажи разным товаром.

4. Осенне–плавное и неводное рыболовство в р. Урал

Осеннее плавное и неводное рыболовство в р. Урал, начинается с половины Сентября продолжается до конца Октября, или 1-х чисел Ноября т.е. до замерзания реки; рыболовства эти производятся от Каленовского форпоста, отстоящего от г. Уральска вниз в 191 ½ верстах. На этом рыболовстве употребляются сети те же, что и весною, а именно следующие: плавные сети, ярыги и невода. На осенних рыболовствах имеют право участвовать все желающие лица Войскового сословия, как и в весеннем, при чем также число бударок, на которых каждый имеет право, не ограничено. Так например, в 1865 году, на осеннем рыболовстве, в конце Октября на рубеж около Гурьева, было 2500 бударок. По Уралу плывут в бударках, т. е. легких длинных лодках, Уральские казаки; в каждой бударке сидят по 3 казака, один гребет веслами, а другой держит сеть, в бударках же с неводами сидят 3 казака, двое гребут и третий управляет лодкою. Начинают они плыть от Каленовскаго форпоста, многие же казаки начинают плыть с форпостов, которые следуют ниже Каленовскаго. Берегом же реки Урала сухим путем следует длинный ряд обозов с солью, для соления пойманной рыбы.
Осенне плавное рыболовство также производится по рубежам, назначение которых представляется Начальнику по соглашению с промышленниками, потому что в это время рыба уже нейдет, а лежит на ятовях, которые год от году могут изменятся: изменения же эти известны казакам из наблюдений, делаемых смотрителями Урала. Всех рубежей 16, именно: 1) Антоновский форпост, 2)Котельный, 3) Красноярский, 40 Хоргкинский, 5) Горская крепость, 6) Гребенщиковский форпост, 7) Кулагинская крепость, 8) Зеленовский форпост, 9) Кармановский, 10) Ямановский, 11) Сарайчиковская крепость, 12) Редутский форпост, 13) между Редутским и Кандауровским форпостами, 14) Кандауровский форпост, 15) под городом Гурьевом, 16) ниже Гурьева славущая ятов
В конце рубежа, который хотят проплавать, ставятся в три ряда крючковая снасть, что бы рыба, уходящая назад, на нее попадала. Пойманная таким образом рыба отдается Начальнику рыболовства в вознаграждение его трудов. Это единственное исключение, по которому дозволяется ставить в Урале крючья.
Рыболовство это начинается с солнечным восходом, для окончания же его нет определенного срока, а кончают когда успевают расплавлять всю ятомы, находящиеся на рубеже. Оно начинается с удара. Бударки всегда выравниваются по берегу и по сигналу сталкиваются в воду. Там где за неимением по близости отлогих мест, они стоят на яру, как например на последнем на последнем рубеже от Гурьева к морю, второпях редко обходится без ломки. Сверх этого, когда бударки уже в вод, Начальник ведет их до некоторого расстояния от ятова гурьбою так сказать колонною, не давая никому выходить вперед своей лодки. Когда начальник с своею лодкою отплывет прочь, то начинается перегонка. Всякий гребет с величайшем напряжением сил, часто до совершенного изнеможения.
По причине такой усиленной работы, а также и для большего удобства в сбыт наловленного, назначают на этом рыболовстве через день дневки, во время которых бывают базары. Но начальником предписывается строго смотреть за тем, что бы не делалось пустых дневок, когда по незаловам продавать почти не чего, а спешить к Гурьеву и кончить плавание до замерзания реки, дабы успеть за Гурьевом расплавлять Славушую ятов, от которой всегда ожидают большой добычи.
Так как плавными сетями и ярыгами преимущественно ловится яловая красная рыба, черной же в них мало попадает, то сзади главной массы плавничей производится лов неводами, который, по огромному количеству доставаемой им рыбы, едва уступает в важности самой плавне. С Антоновского форпоста до Кулагинской крепости, этот лов неводом дозволен только на другой день после разбития ятовой передовым войском; на этом пространстве он производится вольно, т.е. где и как кто хочет. С кулагинской же крепости вниз, т.е. до моря, неводной лов идет в тот же день, как и плавня, но не ранее как после проплытия плавней.
До приплытия этих рыболовов к Гурьеву, они стоят здесь и производить рыболовство несколько дней; пойманную рыбу солят и складывают на воза, а отсюда проплывают Гурьев городок, до устьев Урала или до берегов моря. Тут присоединяются к ним некоторые Гурьевские казаки рыбачить: за тем рыболовство это оканчивается ниже Гурьева; бударки и сети вытаскиваются из воды, их кладут на воза, рыбу также, и таким образом возвращаются домой сухим путем на адрах.
На осеннем рыболовстве в р. Урале, цены гораздо выше, чем на весеннем: икра продается до 14 рублей за пуд, осетр до 4рублей за пуд, а севрюга от 2 р. 50 коп., до 3 руб. за пуд.
Во время осеннего рыболовства открываются по берегу Урала временные подвижные выставки с продажею хлебного вина, распивочно и на вынос, а также выезжают из Гурьева торговцы с продажею фруктов: яблоков, винограда и слив.

5. Зимнее–неводное рыболовство в реке Урал.

Зимнее неводное рыболовство производится в Урале с половины Декабря до половины Января; рыболовство это разделяется на пять участков; 1) от Гурьева сначала по главной трубе Урала, а потом по Золотинке до самого впадения ее, и называется на ширине; 2) по перетаске (на Алексашкином проранке, по его, лова не производят); 3) по Бухарке; 4) по Яицкому устью, начиная от того места, где от общей трубы Урала отделяется Золотинка; 5) от нижнего устья р. Сорочинка до Гурьева. На зимнем неводном рыболовстве употребляются так называемые зимние невода, отличающиеся от осенних единственным вчаливанием на место частика — мотни или кутца, длиною в 4 сажени, сделанной из сети более частой, чем крылья. Тяга этих неводов подо льдом производится следующим образом. Посреди реки делают большую прорубь квадратной формы, в сажень слишком в сторон, называемой запуском. От нее начинают прорубать маленькие круглые проруби не более полуаршина в диаметре, на большем или меньшем расстоянии одна от другой, смотря по длине прогона (прогоном называется длинный жест). Эти проруби идут от запуска к тому и другому берегу в несколько косвенном направлении. Дойдя до берегов, продолжают линия их вдоль каждого берега вниз по реке сажень на сто. Последняя из этих прорубей того берега на который намереваются вытащить невод, делается побольше и в форме трапеции, у которой одна из параллельных сторон, именно обращенная к берегу, значительно короче трех остальных. Ее называют возьмою и предназначают для вытягивания невода. Форму трапеции делают ей для того, чтобы, при вытягивании, оба крыла невода сходились все ближе одно к другому. Начиная от крайней из идущих вдоль противоположного берега проруби, которая лежит несколько выше возьмы, прорубают к этой последней вкось через реку еще ряд маленьких прорубей. В запуск запускают невод в воду.
К обоим клячам его привязано по длинной веревке, такой, чтобы можно было конец ее вытащить на берег, прежде чем невод, опущенный с запуском начнет растягиваться. Эти веревки пропускают под льдом по линии прорубей посредством прогонов, к которым он привязаны своими свободными концами, точно таким же способом, как и при выставке аханов, с тою лишь разницей, что здесь, дабы дать прогону желаемое направление, не вешают на проруби костылей, а вместо этого по мере продвигания прогона вперед, идет человек от проруби к проруби и, опуская вниз палку, дает знать, толкается ли об нее прогон при поворачивании его вправо и или влево посредством сашила и прогонного багра. Когда таким образом конец прогона окажется у последних к берегу прорубей, то зацепливают привязанную к нему прогонную веревку крючком сашила и уже руками вытягивают ее на берег, а с нею вместе вытягивают и крыло невода доводя конец его до самого берега.
Перед началом лова все записываются по желанию в один из участков, для каждого из которых назначается особливый Начальник; в каждом же участке все приписываются к какому-нибудь неводу, оставляя таким образом артели, которые не могут состоять меньше как из 14 человек. Это установлено для того, чтобы хозяева неводов из желания получить паи побольше, не ограничивались наименьше возможным числом работников из казаков, пристающих к неводу из за паев, и тем не лишали бедных казаков — участия в этом лове. Запрещается употребление неводов, взятых на прокат у Астраханцев, чтобы через это часть выгод от улова не переходила в их руки, и чтобы побудить Уральцев заводить свои невода.
Перед началом лова осматриваются все невода — крепки ли они, чтобы потом из за починки их не было проволочки в тяг. Когда все расписаны по участкам, то делают на верхней и нижней грани каждого из них и при истоках побочных рукавов, в которых не производится лова, переставы; прорубив во всю ширину реки прорубь в виде узкой полосы, растягивают в ней на кольях большие невода, совершенно перегораживающие реку, как в ширину так и в глубину. После этого приступают к самому лову. В каждом участке ловят как в пруд, откуда уже рыб выхода нет и она вся бы вылавливалась, если бы не могла частью, конечно в небольшом количестве, прижаться к ярам, где нельзя захватить ее неводами. По этому в 1852 году просили казаки дозволить им багрить по ярам, куда особенно много скопилось сазанов; но Войсковая Канцелярия не разрешила этого на том лишь основании, что настоящий порядок зимнего неводного рыболовства существует несколько лет без всякого изменения.
Рыбы ловится на неводном рыболовстве очень много, так что часто сажень на 15 нельзя бывает дотащить мотни до возьм, не выбрав прежде рыбы из самих крыльев.
Неводный Зимний лов производится сообща т.е. каждый невод ловит не на себя, а складывает вес улов в общие кучи, называемые урсами. Такой лов продолжается непрерывно трое суток, что называется тягою,
После чего бывает дневка; во время которой производится дележ рыбы. Всю рыбу делят на паи, полагая на каждого хозяина невода по 6 паев, на чиновника (офицера), лично участвующего в лове, по 2 пая, а на урядника, простого казака и иногороднего работника — по паю. За работника получает полагаемый на него пай нанявший его. Сверх того участному Начальнику, в вознаграждение его трудов, полагается 10 паев, при чем само собой разумеется, что если он имеет и свой невод, то за него получает наравне с другими хозяевами следующие ему 6 паев. При этом строго запрещается Начальнику, прежде общего раздела, брать себе лучшую рыбу из урсов.
По окончании дележа, начинается вторая тяга, продолжающаяся также три дня, и так далее до окончания всего лова.

6. Зимнее Аханное рыболовство в море.

Аханное рыболовство в Каспийском море начинается зимою с того времени, когда лед достаточно окрепнет для того, чтобы можно было по нем безопасно ездит; обыкновенно оно начинается с 1 Января и продолжается до 1 Марта. Оно против Курхайского и Жаркого рыболовства заслуживает боле внимания; во 1-х, рыбы больше ловится, сбыт ее хорош в Гурьеве, потому что она во время зимы хорошо сохраняется от порчи и возможно ее вывозить в города Уральск и Астрахань свежею без соления во 2-х, оно требует боле расхода денег для того, чтоб собраться на это рыболовство, и в 3-их, сопряжено с трудностью и опасностью на глуби вследствие относов.
В аханном рыболовстве могут участвовать все казаки лично или поручая свое право другим или через своих рабочих, иметь которых из иногородних на этом рыболовстве дозволено; преимущественно же участвуют в аханном рыболовстве Гурьевские казаки; число рабочих на этом рыболовстве дозволено: полковнику 4, штаб-офицеру 3, обер-офицеру 2, уряднику и простому казаку 1, малолеткам работников не полагается.
Пойманную рыбу и продукты ее, — икру и клей, аханщики привозят возами не на Ракушечью пристань, а прямо в Гурьев, рекою Уралом по льду и продают ее здесь иногородным торговцам, которые в это время нарочно сюда приезжают из Самарской, Саратовской и других губерний. Для покупки рыбы, а также местным иногородным торговцам и торговым казакам, которые увозят ее для продажи в Уральск, Астрахань и другие города.
Цены в это время на аханную и ее продукты в Гурьев, бывают следующие: белуга, шип и севрюга, от 2 до 3 рублей 50 копеек за пуд, осетр от 3 рублей 50 копеек до 5 рублей за пуд, икра свежая от 10 до 15 рублей за пуд, паюсная же икра для продажи на аханном рыболовстве не приготовляется, а вязига из рыбы не вынимается. Клей продается от 55 до 65 копеек за фунт в сыром состоянии, и высушенный — от 2 рублей 20 копеек до 2 рублей 50 копеек за фунт.

Тюлений бой.

Во время Аханнаго рыболовства часто попадаются в сети тюлени; их брать казакам дозволено и убивать на льду, но запрещается употреблять особливые средства, нарочно придуманные собственно для лова тюленя, а также и бить тюленя молодого. В Феврале месяце тюлень щенится и выползает из воды на поверхность льда огромными стадами. Довольно далеко от места рыболовства на глуби. В конце зимнего рыболовства многие аханщики отправляются бить тюленя; орудие их небольшая палка, в конце коей налит свинец, палка эта называется чакушкою; подходят они к тюленям осторожно и против ветра, чтоб его не испугать, потому что тюлень весьма чутлив и от малейшего испуга скоро уходит в воду. Удар чакушкою тюленю в лоб или по носу- смертельно. Убив одного тюленя, промышленник загораживают дорогу убитым тюленем живым тюленям и при удобном случае двое или трое казаков набивают в сутки до 100 штук тюленей и более. Набитый тюлень промышленники привозят на санях рекою Уралом в Гурьев, где уплачивают таможенной застав акцизную пошлину по 30 копеек с пуда тюленя и продают его иногородным торговцам и торговым казакам, которые увозят тюленя в Астрахань и в Уральск; для предохранения от порчи, тюленей в Гурьеве солят.
Цена на тюлень в Гурьеве бывает в марте месяц по 1рублю за пуд; шкуру его иногда продают отдельно по 25 или 35 копеек за штуку. Промысел этот не велик.

Скотоводство.

Главную промышленность скотоводства в Гурьев, составляет овцеводство – киргизский баран; пригоняют этот скот киргизы зауральной орды в Гурьев на меновой двор огромными партиями; мена его производится на меновом дворе с первых чисел Августа по Март месяц. Покупка баранов на наличные деньги и мена хлебом производится казаками и иногородными торговцами, многие же Гурьевцы покупают огромные партии баранов на меновых дворах в Уральск и Оренбург. Годовая покупка баранов простирается до 400000 голов и боле. Купленных баранов на меновом двор каждый хозяин отсылает в степь для откармливания. Для чего у каждого торговца, для наблюдения за скотом, имеются приказчики, работники и пастухи, по большей части все киргизы. Цена баранам к покупке с 1 Февраля по Март месяц бывает считая кругом, от 2 до 3 рублей за штуку. Весною же в Марте месяц угоняют этот скот для продажи в Калмыковскую крепость на ярмарку, отстоящую от Гурьева в 240 верстах, где покупают его приезжие иногородные русские торговцы, ценою от 4 до 5 рублей за штуку. Кроме баранов, Гурьевские жители покупают на меновых дворах от киргиз зауральной орды лошадей, верблюдов – одногорбых и двугорбых – и рогатый скот: коров, быков, коз и козлов, которых отсылают сперва в степь для откармливания и потом угоняют для продажи весною, в Марте месяце, в Калмыковскую крепость на ярмарку и осенью, в Октябре месяце, — в Гурьев на ярмарку. Торговля эта мене значительна против овцеводства. Цена этому скоту в продаж бывает следующие: лошади — молодые от 15 до 30 рублей и старые от 30 до 70 рублей и дороже; верблюды – молодые от 12 до 15 рублей и старые от 20 до 60 рублей; коровы и быки – от 15 до 30 рублей и козы и козлы — от 2 до 3 рублей за голову. Торговлею скотом большею частью занимаются казаки, потому что они имеют право на войсковой земле пасти для откармливания беспошлинно определенное число голов скота, соответственно своему чину. Число голов скота беспошлинно могут иметь на войсковых лугах для откармливания, следующие войсковые лица, а именно: штаб-офицеры по 1500 баранов и 210 штук рогатого скота, обер-офицеры по 1000 баранов и 140 штук рогатого скота, нижние чины и малолетки, несущие повинности, по 500 баранов и 70 штук рогатого скота. Сверх этого количества, за весь скот они платят акцизную пошлину по 10 копеек, с рогатого скота и по 4 копейке с барана в год.
Иногородные лица платят акциз с каждой головы имеющегося у них скота в войсковых лугах, для откармливания или прогона, по 14 коп. с лошади и рогатого скота и по 5 копеек с барана; акцизная пошлина со скота поступает в войсковой доход.

Хлебная торговля.

После рыболовства и скотоводства есть хлебная промышленность, которую, по обширности своего оборота, можно назвать главною в Гурьеве.
Ржаная мука, пшеничная разных сортов и овес. Привозятся сюда здешними казаками и иногородными из г. Астрахани морским путем и продаются в Гурьеве жителям, ржаную же муку продают киргизам зауральских орд. Привоз муки и овса из Астрахани в Гурьев бывает весною, летом и осенью, и из Уральска — зимою.
Количество привезенной муки и овса в Гурьев, в течение года доходит до 200000 четвертей или кулей. Цена на муку и овес в Гурьев, бывает следующая: ржаная мука от 60 до 80 копеек за пуд, пшеничная трех сортов от 1 до 1 рубля 50 копеек за пуд и овес от 65 копеек до 1 рубля за пуд.

О ярмарке.

Ярмарка в Гурьеве бывает один раз в год, именно осенью, сроком с 25 Октября по 10 Ноября. На Гурьевскую ярмарку привозят купцы из Уральска сухопутно следующие товары: красный товар, мелочной, обувь, железо, мед, сахар, чай, кофе и табак. Кроме Уральских торговцев на ярмарке торгуют и Гурьевские торговцы красным товаром, мелочным, обувью, чаем, сахаром, кофе, пряностями, табаком и вином. На этой ярмарке, кроме товаров бывает продажа скота как то: баранов, рогатого скота, верблюдов и лошадей. Скот этот пригоняют со степи киргизы зауральских орд, а также и пригоняют его некоторые казаки и иногородные для продажи. Торг на Гурьевской ярмарке преимущественно ведется красным товаром и скотом. По сведениям Г. Рябинина оказывается, что на гурьевскую ярмарку в 1862 году было привезено разного товара на сумму 430000 рублей, за исключением скота, и продано разного товара на сумму до 100000 рублей.

О привозе товаров в Гурьев, о числе торговых заведений и ремесленников, о пароходстве и о вывозе и привозе товаров в Гурьев на морских судах

Товары, которые в Гурьев не производятся, привозятся из г. Астрахани морем именно: хлеб, овес, крупа, вино, сахар, чай, кофе, пряности, сласти, табак, красный товар, обувь, железо, мелочной, и проч. – Привоз товаров бывает весною, летом и осенью, и из Уральска сухопутно зимою эти же товары. Товары привозятся иногородными лицами и казаками, каждый для своей лавки, иные же снабжают товарами других торговцев, которые из Гурьева не каждый год ездят в Астрахань и в Нижний Новгород на ярмарку.
Всех торговых заведений в Гурьеве 58, а именно: лавок с красным товаром 6, лавок с колониальным, бакалейным, москательным мелочным товаром 14, мелочных лавок и лавочек 13, табачных заведений: лавок 1 и лавочек 8 и питейных заведений: трактиров 2, Ренсковых погребов с продажею питей роспивочно и на вынос 3, питейных домов 8, штофных лавок 2 и оптовый склад хлебного вина 1; гостинного двора в Гурьеве нет и базаров в городе не бывает. Всех мастеровых и ремесленников в Гурьеве 33, как то: хлебопеков 3, мясников 4, серебряков 3, медиков 1, стекольщиков 2, слесарь, он же и столяр 1, кузнецов 5, портных 5, башмачников 2, шорник и сыромятник 1 и извозчик 1.
Все мастера и ремесленники иногородные и все торговые лавки, лавочки, и заведения содержат большею частью иногородные лица, казаки же имеют лишь несколько лавочек и заведений. Казаки торгуют мукой и овсом из своих домов, при которых имеются отдельные кладовые, выстроенные из воздушного кирпича и называются палатками. Рыбу и тюлень, которые, привозят они зимою с Аханнаго рыболовства, также продают дома из кладовых; некоторые же казаки вывозят рыбу на базарную площадь и продают там с возов. Сбыт вывозимых из Гурьева продуктов и товаров и покупка товаров и привоз их в Гурьев, производятся самими мастными жителями.
Пароходства в Гурьеве нет, но весною пристает к Гурьеву 1 пароход из Астрахани, 3 раза, в 12 верстах от устьев Урала, вблизи острова большего Пешнаго, в Каспийском море, к самому же Гурьеву пароход не может проходить по причине мели. В первый раз пароход приходит к Гурьеву из Астрахани в половине Апреля и через 2 или 3 дня отправляется из Гурьева в форт Александровский, куда он везет из Гурьева сотню Уральских казаков на два года, для смены тамошнего гарнизона; в конце Апреля пароход возвращается к Гурьеву во 2-й раз и привозит Уральских казаков, отслуживших срок своей службы в форт Александровском; через три дня уходит пароход в Астрахань с пассажирами из Гурьева и в начале или половине Мая приходит опять к Гурьеву с пассажирами из Астрахани, уже в 3-й раз, и через три дня отправляется из Гурьева с пассажирами в Астрахань и бое не приходит до следующего года.
Число морских судов в Гурьеве, как то: кусовых лодок, салмовок и других, определить верно нельзя, но можно сказать, что почти у каждого Гурьевского промышленника, казака и иногороднего, есть суда, которые весною с открытием навигации, отправляются из Гурьева в Астрахань с здешними продуктами как то: рыбой, икрой, клеем, тюленем салом и кожами. Некоторые же иногородные торговцы уезжают из Гурьева летом в нижний Новгород на ярмарку для покупки разных товаров. Вообще во время лета Гурьев городок значительно пустеет, потому что большая часть жителей уезжают оттуда на это время. Суда эти приходят с товарами из Астрахани в Гурьев, летом и осенью, останавливаются у Ракушичьей пристани, где выгружают из них товары как то: муку, крупу, овес, сахар, чай, кофе. Пряности, сласти, вино и табак внутреннего приготовления: листовой в кулях и приготовленный в обандероленных помещениях. Товары эти с пристани, перевозятся в Гурьев сухопутно самими хозяевами или наймом для перевозки их извозчиков казаков. Которым платят с куля муки и овса, весом до 7 пуд каждый от 10 до 15 копеек за куль, с прочего же товара плотится за провоз уговорная плата с воза.

Общественная жизнь.

В буквальном смысле общественной жизни и увеселений Гурьеве вовсе нет. Большинство жителей в Гурьеве составляют войсковые обыватели: нижние чины из них одни состоят на действительной служб, а большая часть занимаются промыслами и торговлей, так что они не видят как проходит год. Весною они заняты наймом казаков на службу, отправлением на Курхайское рыболовство в море и отправлением в Астрахань для покупки там хлеба, овса и других товаров; летом они свободны, время проводят по большей части в безделье и сне. В конце лета, именно с 1-х чисел Августа. Отправляются на сенокос, где трудятся до Сентября месяца, другие же в это время отправляются в море на Жаркое рыболовство и возвращаются с него осенью в Октябре месяце. С этого времени они до зимы свободны, некоторые же участвуют в осеннем рыболовстве по реке Уралу, большая же часть казаков приготовляется к Аханному рыболовству в море, в домах их идут хлопоты и приготовления т.е. вязание аханов и сетей, заготовление провизии, исправление аханной сбруи и наем рабочих. Хлопоты эти и работы продолжаются до самой зимы, с утра до позднего вечера они бывают заняты. Зимой же отправляются на Аханное рыболовство в море, откуда возвращаются в Гурьев в 1-х числах Марта. После Аханного рыболовства, которое сопряжено с большею тратою денег на сборы, трудностью на самом рыболовстве, среди зимы в открытом море, и опасностью на глуби, за что вознаграждают их хорошие уловы больших белуг, чрез которые поправляются домашняя их обстоятельства, казаки в Апреле месяц опять собираются на весеннее Курхайское рыболовство.
Таким образом Гурьевцы весь год деятельно проводят в трудах и занятиях.
Конечно не все Гурьевские казаки буквально так проводят вес год в занятиях, есть и такие, которые не на все рыболовства ездят и есть казаки, которые вовсе не ездят на рыболовство, а промышляют службою или торговлею. Из числа таких людей многие имеют много свободного времени, которые проводят в веселье и попойках, а иные даже просто от безделья пьянствуют в трактирах, погребках и кабаках.
Табак казаки дома не курят и другим не позволяют у себя курить, но в питейных заведениях сами по большей части курят, на рыболовствах тоже курят; в Гурьеве же преимущественно из простых казаков, курят табак молодые люди, а также казаки находящиеся на действительной службе.
Семейства их проводят время у себя дома в хозяйстве. В праздники казаки и казачки ходят друг к другу в гости; прогуливаются по Гурьеву, сидят группами около своих домов и проводят время в разговорах. На масленице катаются на лошадях по улицам и по льду реки Урала. На берегу Урала пред домом Атамана (казаки называют Начальника Гурьева городка Атаманом), устраивается из пластов льда небольшая пирамида с флагами, величиною в вышину 1 ½ сажени и в ширину 2 аршина, называемая городком; этот городок, казаки, по существующему издавна обычаю, берут приступом на лошадях верхом, для чего в последний день масленицы ставят на этот городок в закупоренном бочонке, ведра полтора водки, купленной Начальником на свой счет. Казаки малолетки ездят верхом на лошадях верхом по улицам, некоторые из них наряжены в офицерское платье и они считаются начальниками над прочими; кроме того назначается Начальником города из линейной команды человек 5 казаков, которые тоже с малолетками ездят. Наконец по данному сигналу Начальником, все они скоро дут верхом мимо городка, разрушают его палками и отличившийся казак в этом деле, получает в награду за удальство бочонок с водкой. При этом случае не обходится без того, чтобы кто-нибудь из наездников не был ушиблен,
Обыкновенно достается ушиб пластом льда храбрецу, получившему вино.
Домашняя жизнь казаков довольно скучна и однообразна.
Благородные лица войскового сословия — офицеры занимающие здесь должности, по большей части люди достаточные живут они своими домами тихо и скромно, и по большей части, особняками – скупо и однообразно, даже в некоторых случаях скучнее простых казаков; круг знакомых состоит из чиновных и богатых казаков. Мужчины по большей части носят Форменное платье, а женщины общеевропейское, национальный же костюм надевают в редких случаях. Проводят свободное время в чтении книг и газет, в гостях друг у друга — в игре карточной и биллиардной, иногда в катаниях по городу и охотою на дичь, собраний же и семейных вечеров не знают, –у каждого мысль о торговле. Вообще жизнь их скучна и однообразна без особенных тревог, но за то и без особых удовольствий; при всем том в казачьем благородном кругу – замкнутость, как будто один в другом не нуждается.
Иногородные здесь: купцы, мещане и крестьяне – все торговцы и ремесленники; проводят они время в торговле, ремеслах, поездках по своим делам в Астрахань и Нижний – Новгород. Домашняя жизнь их та же, как в прочих городах; знакомы они меж собой и с казаками живут дружелюбно. Гражданских чиновников здесь самое незначительное число; досужное время от занятий проводят они в чтении книг и газет, знакомстве с офицерами, карточной игре и охоте; вечеров и собраний у них не бывает, одним словом, жизнь их также полна скуки и единообразия, как жизнь здешних казаков.
Казаки любят музыку и песни, музыка их – гармония, балалайка и гитара; песни у них в употреблении: общие русские, исторические, относящиеся ко временам казачьего самоуправления, военные и местные, про родной Яик и Каспийское море. Вот две любимые песни Уральцев, взятые мною из сочинения Г-на Железнова (ныне покойного).

Яик ты наш, Яикушка,
Яик, сын Горыныч. (2)
Про тебя, про Яикушку,
Идет слава добрая. (2)
Про тебя про Горыныча,
Идет речь хорошая. (2)
Золочено у Яикушки,
Его было донышко. (2)
Серебряна у Яикушки
Его была покрышечка. (2)
Жемчужные у Горыныча
Его крыты-бережки. (2)
Мутнехонек наш Яикушка,
Бежишь же ты быстрехонек, (2)
Прорыл, протек наш Яикушка
Все горушки, все долушки. (2)
Выметывал наш Яикушка
Посередь себя часты острова (2)
С вершин взялся наш Яикушка
Бежишь же ты вплоть до низу. (2)
Как до славнаго города,
До города до Гурьева. (2)
До славного ты до моря,
До моря до Каспийскаго. (2)
За Гурьевом выпадал ты
Во батюшку сине – море. (2)
Как до славнаго острова
До острова Камышина. (2)
На остров Камышине,
Братцы, старики живут. (2)
Старики братцы старожилые
Они по девяносту лет (2)
С покоренною золотой ордой
Старики братцы, во ладу живут. (2)

Не ясные соколики слеталися,
Не хивинские визиюшки съезжалися:
Соходилися, съезжались добрые молодцы,
Добры молодцы, уральские казаченьки.
Они думу крепку думали:
Да кому из нас ребята атаманом быть?
Атаманом быть рябята, эсаулом слыть?
Уж мы выберем, ребята, атаманушку,
Атаманушку мы выберем “походного”,
Эсаулушку мы выберем “залетнаго”.
Атаман то говорит, братцы, как в трубу трубит
Эсаул то говорит, братцы, как в свирель свистит
Еще долголь нам, ребята, на Дарье стоять?
На Дарье стоять, караул держать?
Мы Дарью – реку пройдем рано с вечера,
А Куван – реку пройдем во глуху полночь,
А в Хиву придем вкруг белой зари
Мы хивинскому султану не покоримся,
А поклонимся, покоримся Царю – Белому,
Царю – Белому, ребята, Петру Первому!

Запись опубликована в рубрике Казахстан с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.