Заметки от 2-х летнего пребывания в Греции

olga

Заметки от 2-х летнего пребывания в Греции

Приезжая в Грецию воспринимаешь окружающее пространство все раскрашенное во всевозможные оттенки синего и зеленого, со светлыми пятнышками домов с их красными черепичными крышами. Впоследствии, бывая в архаичных деревнях, испытываешь невольное восхищение от крыш, уложенных из серого сланца, добытого еще прадедами.

Гуляя по витым и крутым улочкам, оказываясь над крышами домов, дотрагиваясь пальцами до теплого, столетнего, нагретого солнцем камня, погружаешься в атмосферу давно ушедших лет. Смотря на такое непостижимое в своей красоте море, переливающееся лазоревой бирюзой, понимаешь, что вот оно место призванное стать раем на земле. Именно здесь проходили боги и совершали свои подвиги древние герои Эллады.

Эллинцы сегодняшнего дня, гордящиеся своей историей, но неспособные к самостоятельному существованию в мировом масштабе, вызывают грустную улыбку.
Коренное население, за несколько поколений накопившее достаточное количество материальных ценностей в виде домов, оливковых рощ, земельных участков и т.п., постепенно отвыкло работать и предпочитает зарабатывать на труде иммигрантов из других стран; албанцев и болгар, арабов и пакистанцев. Идя в полуденный час по центральным улочкам приморского городка Кавалы-«жемчужины Эллады», что в Македонии, можно увидеть заполненные громкоговорящими, а точнее галдящими эллинцами кофейни и бары. Видя все это действо, невольно задаешься вопросом: «а когда же они работают? И какие же должны быть доходы у основной массы населения, при отсутствии развитой промышленности?». 

Да, конечно, есть работящие греки-фермеры, виноградари и животноводы, но все они в деревнях и на фермах, и выезжают в близлежащий город за великой надобностью или чтоб сбыть с рук «плоды трудов своих». От их проржавевших «колымаг», груженых фруктами и зеленью, на дорогах лучше держаться на почтительном расстоянии. Никогда нельзя с точностью угадать какой именно маневр решит предпринять «агротис». Им за радость собраться вечерком в деревенской кофейне или таверне, чтоб пропустить по стопочке-другой ципуры или узо, выгнанной хозяином этой же таверны из того что «нападало с дерева» и, частенько, наливающего ее знакомым и друзьям без всякой платы. Фермеры коротают вечер, неспешно попивая, и обязательно плотно закусывая, как тут не вспомнить наших соотечественников, да и западноевропейцев заодно, «кушающих» крепкий алкоголь «в сухомятку».

Так вот неторопясь попивая и закусывая, местные старожилы обсудят, в зависимости от сезона, урожай и цены и, обязательно, какие реформы приготовил Папандрэу, чтоб еще больше усложнить им жизнь и, подытожив в конце, что «моно феос ксери» (один бог знает), разойдутся по домам. Деревенские «дамы» кофейни, где собираются мужчины не посещают, нормы общественной морали не позволяют. Днем, закончив ежедневную приборку и готовку обильного обеда, они собираются у одной из соседок попить кофейку. Дамы тоже обсуждают важные новости, но несколько другого характера, а именно кто и что приготовил на обед или собирается готовить на ужин, рецепты любимых блюд, в каком магазине выгоднее делать закупки, а так же другие «значимые» события, произошедшие за последний месяц.

Молодежь, не стремящаяся идти по стопам своих родителей, предпочитает искать работу в городе, полегче и почище. Имея возможность разрешенную законом, студенты зачастую растягивают обучение в высших учебных заведениях до 10 и более лет. Заветная мечта молодого грека попасть на работу в государственный сектор, тогда он пожизненно получает не только стабильный и гарантированный доход, оплачиваемый отпуск, но и объемную медицинскую страховку на него самого и всю его семью. Все вышеперечисленное, а также немало других льгот госслужащему гарантировано при необременительных трудовых обязанностях. Так уж устроено греческое законодательство, что работника состоящего на государственной службе практически невозможно уволить. Греки очень чадолюбивые родители, возраст до 30 лет вообще считается детским. Заботливая эллинида, даже если ее чадо проживает отдельно, не менее двух раз в неделю наготавливает в припас своему великовозрастному «моро» (ребенку) горячих и холодных блюд. Причем такая забота окружает эллинца вплоть до 40 лет, даже если он успел завести собственную семью.

Может именно от избытка любви, окружающей с детства, в греках нет ненависти и злобы к окружающим. Они никогда не возьмут чужого, в деревнях до сего дня не запирают дверей, хотя брать дотации от государства и скрывать собственные доходы считают в порядке вещей. Настоящий эллинец воспитывается в ортодоксальных традициях, с самого юного возраста начинаются регулярные посещения праздничных церковных служб с родственниками. Церковные праздники приравнены к государственным и составляют большую часть дополнительных выходных дней в году. Крещение и венчание проходят непременно при стечении всех многочисленных родственников и друзей и являются самыми значительными событиями в жизни каждого эллинца.

Городские греки ведут ночной образ жизни, отсыпаясь в «месимери». Редкий грек возвращается домой раньше полуночи, да и время для ужина для основной массы эллинцев наступает не ранее девяти вечера. Ровно в 14-00 закрываются все магазины, банки и государственные учреждения и все эллинцы дружно отправляются по домам на отдых, до вечера. Улицы пустеют, стихает шум, жизнь городка как бы замирает. Кстати тут же замечу, что магазины, в том числе и аптеки, открываются в вечернее время только три раза в неделю, за исключением сетевых супермаркетов, которые работают без перерыва. В воскресные и праздничные дни даже хлеба купить проблематично. Все это ничуть не является неудобством для местного населения, поскольку все вечера с пятницы по субботу греки проводят в тавернах и барах, встречаясь с родственниками и друзьями за совместным обедом или ужином. Образцовый «кавальотис» не просто должен, а прямо таки обязан выводить свою даму сердца, в таверну не менее двух раз в неделю, это не считая выходов на «пото» (выпивка) в бар или кафе. Иначе его престиж в обществе упадет, любимая превратится в сварливую мегеру, да и у него самого станет меньше тем для разговора со знакомыми. Ведь то, как провел выходные, где и что ел и пил, и какую сумму затратил, является такой же популярной темой, как греческий футбол или женщины. Часто нам приходилось наблюдать такую картину; компания греков с детьми ужинает в таверне, съедая такое количество пищи, что нашим россиянам хватило бы на неделю. Дети, накушавшись, бегают между столами, спокойно общаются с другими посетителями и устав, засыпают прямо на стульях или в креслах.

А сейчас я попробую рассказать о некоторых греческих праздниках и связанных с этим традициями, которые видела или принимала участие.

Праздник, отмечаемый 28 октября, называется «день Охи» и посвящен твердости, проявленной греческим народом, сплотившимся и отвергнувшим ультиматум Муссолини о капитуляции в 1939 году. За все время фашистской оккупации Греции на ее территории не утихала партизанская война. Отряды армии греческого сопротивления скрывались в горах и, проходя одним им ведомыми «козьими» тропами, наносили постоянный урон дислоцирующимся частям армии противника. Сопротивление было настолько сильным и повсеместным, что еще до окончания второй мировой войны гордый народ вытеснил со своей земли захватчиков. Вот почему второй великий праздник – День освобождения греки празднуют 25 марта.

В эти дни в каждом городке по центральной улице проходят парады, в которых участвуют представители диаспор в национальных костюмах, школьники в нарядной форме, различной по цвету школ и, конечно, бравые военные той части, что базируется невдалеке. Посмотреть парад стекается большое число людей, греки приезжают с близлежащих деревень семьями, и потому места в близлежащих кафе занимаются с самого утра. Повсюду царит похожее на растревоженный улей оживление, а приподнятое с утра настроение дополнительно подкрепляется крепким горячим кофе в дружеской компании. После полудня парад заканчивается, и вся многочисленная публика плавно меняет «место дислокации» из кофеен и баров в таверны и рестораны, чтоб плотно отобедать и отметить праздник в окружении друзей и родственников.

В половине февраля, в преддверии весны, по всей Греции начинаются карнавалы и фестивали народного творчества. Праздник этот имеет языческие корни и по духу напоминает нашу «русскую масленицу», но в христианских традициях проходит перед началом Великого Поста.

Пару раз нам посчастливилось наблюдать карнавальные шествия в городе Ксанфи, куда стекаются массы людей, как из близлежащих городков и деревень, так и издалека, чтобы от души повеселиться и посмотреть красочное зрелище. Каждый «силогос» (общество), участвующий в параде, придумывает и создает яркие и необычные карнавальные костюмы и декорации. Здесь можно увидеть и сцены из жизни «дикого запада» с лихими ковбоями и очаровательными барышнями, и великое множество забавных поросят, идущих вместе с развеселыми волками, гномов танцующих с крылатыми эльфами, и много-много других сказочных героев. Все они проходят поочередно по главной улице города под музыку и приветственные крики толпы, пританцовывая и свистя в свистки и дудки, пуская серпантин и разбрасывая конфетти. Многие участники шествия несут с собой тюбики с цветными красками, они подбегают и намазывают их на лица улыбающихся зрителей, которые с удовольствием и смехом это позволяют. Воздух взрывается от запускаемых петард и фейерверков, всеобщее ликование нарастает и достигает апогея, когда карнавальные колонны достигают центральной площади, где каждое общество исполняет свой финальный танец и ручейками растекается по примыкающим к площади улочкам.
На каждом углу мелкие торговцы предлагают различные шляпы и разноцветные колпаки с бубенчиками, свистульки, серпантин и разнообразные по форме и материалу надувные шары. Все кафе и бары уже с утра заполнены весело гудящей публикой и участниками шоу, бармены и официанты едва успевают готовить и разносить напитки, в том числе «горячительные».

В карнавальные дни эллинцы уже с утра подготавливают себя к вечерним возлияниям, прославляя Диониса, ведь по преданиям именно бог виноделия зародил карнавальные шествия и являлся их покровителем. Многие из участников шествия несут в руках бутылки с вином или рециной и на ходу прихлебывают из них, для придания сил надо полагать. Заканчивается парад уже под вечер, когда последняя колонна, закончив выступление, перемешивается с толпой зрителей и праздник с улиц перемещается в таверны и заканчивается общегородским застольем. Опустевшие улицы и площадь усеяны разноцветным мусором и напоминают последствия небольшого погрома, ветер треплет гирлянды цветных флажков и подгоняет последних зевак найти местечко потеплее, с заходом солнца резко холодает. Все таверны и кафе ярко освещены, в воздухе летают ароматы жареных в кляре кальмаров, по традиции рыба и разнообразные морепродукты главенствуют на столе в эти дни, количество выпитого вина и ципуры (местный крепкоалкогольный напиток) подсчитывается только хозяевами таверн, посетители сменяют друг друга, не давая пустовать столикам, веселье продолжается до полуночи.

Фотоальбомы:

Запись опубликована в рубрике Греция с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *